Category: цветы

Category was added automatically. Read all entries about "цветы".

olga

Каллы

К цветам под названием «каллы», которые обычно покупают наши граждане на свадьбы или похороны, я всегда была образцово равнодушна. Да, они царственны, но, с точки зрения их строения, казалось бы, неинтересны: одна простая широкая воронка — вот и весь цветок.

Да, но совсем другое дело — высаживать каллы самому (самой) и наблюдать за их постепенным развитием. Во-первых, каллы — большие «тугодумы»: их корневища месяца три, с марта, тихо «сидят» в рассадочном горшке и не подают никаких видимых признаков жизни. Так же медленно они развиваются в июне и в начале июля, уже высаженные на грядку, неторопливо выпуская экзотические, мясистые, тёмно-зелёные с крапинками продолговатые листья, вызывающие ассоциации с тропическими лесами Бразилии.

Однако истинное чудо начинается тогда, когда верхняя часть одного из стеблей очень медленно темнеет, а потом ещё медленнее, день за днём, начинает разворачиваться, пока, наконец, не приобретает свою полную форму воронки со слегка отогнутыми краями.

Да, но то, что профаны принимают за цветок, является раскрывающейся, кроющей, защищающей скромный колосовидный цветок частью стебля. Ботаники называют его «покрывалом».

Так что уход за каллами и наблюдение за ними сделали меня истинным фанатом этого экзотического растения, располагающего, как никакое другое, к долгим мистическим созерцаниям.

Пока я любуюсь цветением двух сортов калл (ниже, на фото) — «Трэжер» (кроваво-красная, с жёлто-оранжевым отливом) и «Пикассо» — сиреневым в белой окантовке.

Истинная Бразилия в условиях средней полосы!

olga

Тюльпаны

Процесс разведения тюльпанов — абсолютно бессмысленный и прекрасный. Впрочем, всё истинно прекрасное бессмысленно, с практической точки зрения.

Любители симметрии высаживают их рядами или, пожалуй, целыми газонами цветов одного сорта. Но, как говорится, на вкус и цвет. Тюльпаны — не маргаритки и не примулы, чтобы расти однотонным «ковром», я так считаю. У каждого сорта — своё «лицо», и, как таковое, оно требует особого созерцания. В первую очередь это относится, конечно, к попугайным сортам и к некоторым совершенно безумным созданиям голландских селекционеров, которые, кажется, сотворены фантазией опиумокурильщика, хотя за этими чудесами селекции, этими произведениями искусства стоит кропотливый и совершенно трезвенный труд ботаников.

Нынешний список моих сортов, одних только сортов, превышает две сотни, но, как говорится, нет пределов совершенству. Однако у тюльпанов — множество врагов. Застой влаги. Мыши, неизвестно каким образом пробирающиеся в совершенно герметичный погреб, где в отдельных коробочках хранятся луковицы, ожидая своего часа посадки. Бесснежные зимы, промораживающие почву несмотря на укрытие. Улитки (одна улитка, обосновавшись на тюльпане ещё ночью, может обглодать лепестки ещё до рассвета). Болезни, особенно вирус пестролепестности. В итоге одни сорта погибают, но зато другие радуют невиданным и совершенно неожиданным размножением.

Тюльпаны — совершенно мистические существа, живущие своей жизнью. Иногда оставшаяся в земле «детка», казалось бы, погибшего сорта на следующий сезон внезапно возрождается и радует прекрасным экземпляром цветка, гибель которого я уже оплакала.

Однажды сосед, застав меня сидящей на корточках перед грядкой с тюльпанами, шутливо спросил: «Ты с ними разговариваешь?»

Ну да, типа того. А также пристально вглядываюсь в их лица.