Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

olga

Пио Бароха. Таков уж мир (Роман). Перевод мой

VI
Комедия характера


«Дорогая Верочка! Вижу, что ты не пренебрегаешь моими советами и готова попытаться отнестись к делу разумно. Ты пишешь, что сначала тебе хотелось меня бранить и обзывать. Охотно верю: это в тебе говорит возмущённое самолюбие.

В глубине души все мужчин и женщины любят актёрствовать, и наш внутренний актёр требует зрителей и зачастую толкает на ужасные глупости, лишь бы продолжать разыгрывать роль. А нередко один и тот же человек бывает и зрителем, и актёром одновременно.

Отчасти это происходит потому, что нас волнует, что думают о нас другие. Мои друзья считают меня великодушной, потому что в их присутствии я и впрямь такая. Они считают меня хорошей или плохой, коварной или кокетливой? Так вот их мнение на меня действует, даже если я этого не хочу; их мнение укрепляет и усиливает моё собственное представление о себе. А потом я усваиваю это мнение, чужое мнение, и пытаюсь к нему приспособиться.

Так вот эти мнения и других, и тебя самой ты должна отбросить; не думай о том, что могут о тебе сказать и подумать другие; не пытайся играть роль даже перед собой; анализируй твои впечатления и твои недостатки; смотри на Лескова не как на врага, который пытается сломить твёрдость твоего характера, а как на друга, который хочет тебя поддержать и ещё хочет, чтобы и ты поддержала его в жизни. И если уж тебе так нужно проявить упрямство, прояви его в борьбе с собственными предубеждениями.

И больше я не тебя поучать; надеюсь, что в этой упрямой головке что-нибудь прояснится, и она будет рассуждать здраво. Прощай.

САША».

Продолжение следует
olga

Пио Бароха. Таков уж мир (Роман). Перевод мой

XVII
Любовь и литература


Медовый месяц оказался не таким уж необыкновенным, как ожидала Саша. Литература внушила мужчинам и женщинам, что в определённых обстоятельствах они обретают душевные силы, возносящие их на высоты невыразимого счастья.

Литературное пустословие пустило эту идею в оборот, и для её оправдания изобрели женскую психологию.

В самом деле: нет лучшего способа объяснить какое-нибудь проблематичное положение, чем выдумать ещё одно, столь же проблематичное, и представить его как неоспоримое.

Вот так и возникают все религиозные секты.

Утверждение, будто страсть способна творить чудеса, — это догма, пламенно защищаемая поэтами и романистами.

Эта догма перешла и в народ.

А чтобы придать ей видимость истины, писатели изобрели женскую психологию.

Тёмное, алогичное и противоречивое — вот что лежит в основе всякой психологии женских психологов. Тёмное, алогичное и противоречивое объясняют противоречивым, алогичным и тёмным. В науке считается аксиомой, что из ничего получается лишь ничто, но в литературе предполагается, что из ничего получается нечто.

Разыскав и искусственно нагромоздив противоречия, создают женщину, какой её хочет видеть психолог. Такое впечатление, что он себе говорит: «Давайте сделаем так, чтобы женщина была и хорошей, и дурной, и чувственной, и целомудренной, и милой, и несносной, и сухой, и чувствительной; потом поместим всё это противоречивое и алогичное на тёмный фон — и вот перед нами женщина, которая нам нужна».

А потом реальная женщина, увидев себя изображённой в таком виде, изо всех сил пытается походить на эту загадочную модель.

Благодаря этому самому «богу из машины»* женской психологии женщина, какой её изображает литература, может казаться сюрпризной коробкой*.

Представление, конечно, ложное, но временами забавное. Конечно, по сути и мужчина — это всего лишь мужчина, и женщина — это всего лишь женщина. Да, но что нам стоит вообразить, будто там есть что-то ещё? Иногда алогичность женских чувств создаёт впечатление сложности и утонченности, наводит на мысль о существовании тёмной и таинственной бездны, хотя тёмное и таинственное присущи природе, а никак не уму, не той утонченности и не тому, что именуют психологическим. Нет: тёмное и таинственное присущи, наоборот, инстинктивному — тому, что считается органическим, физиологическим.

Если бы женская психология и впрямь была такой, какой нам её изображают женские психологи, то психологией непременно обладали бы танцовщицы, шансонетки и гаремные жёны — те, которые ближе всего к похотливым и своенравным животным, тогда как у интеллигентных женщин, наоборот, никакой психологии не было бы. И, соответственно, мужская психология оказалась бы прерогативой чуло*, танцовщиков и апашей.

Этот альфонсик или эта проститутка ненавидит или любит, мучает кого-то или позволяет мучить себя. Но почему? Кто их знает! Таинственного и тёмного становится тем больше, чем глубже мы погружаемся в физиологическое, в бессознательное и чем дальше мы отходим от умственного.

Впечатления интеллигентной женщины куда более отчётливы и куда менее противоречивы, чем впечатления женщины, живущей инстинктами.

Саша, мировоззрение которой было сформировано литературой, сомневалась в своей любви.

Медовый месяц не произвёл на Сашу огромного впечатления; любовь Эрнеста не пробудила в ней, вопреки ожиданиям, необыкновенной энергии; может быть, Лесков прав, и Кляйн действительно не был её мужчиной…

Литературные идеи укоренились так глубоко, что стали частью нашей натуры. Мужчины и женщины считают, можно сказать, делом чести утверждать, что страсти присущи и мистика, и блеск и что без неё люди не особенно отличались бы от горилл. (Идея, помимо прочего, просто абсурдная, потому что гориллы, несомненно, влюбляются, и если чего они и не умеют — по крайней мере, пока, — так это решать квадратные уравнения.)

Продолжение следует
olga

Побеждают психологически устойчивые

За горку картофельных очисток на подтаявшем снегу схлестнулись две команды — два ворона и две сороки. Один из воронов угрожающе закричал на сороку, другой захлопал крыльями, пытаясь устрашить команду соперников.

Обе сороки с презрением, не шевелясь, стали смотреть на плебеев и предсказуемо выиграли психологическую атаку.

Вороны обиженно улетели, но не остались в накладе: на компостной куче их поджидали кабачковые шкурки.
olga

Для желающих быть переводчиками

Одна юная девица заявила, что она хочет быть переводчицей, и спросила моего совета. Я ей ответила: «Зачем? Тебя прельщает перспектива близорукости? Проблемы с позвоночником? Мозоль на жопе?»

Слово «жопа» её смутило.

«Но вы же занимаетесь…» — начала она.

— Только потому, что я эгоистка. Я мизантроп, люблю халат, тапочки, свободное расписание (вернее, его отсутствие), сирень и тюльпаны, заснеженные ели за окном и синичек, качающихся на ветвях винограда.

— Но вы же любите литературу…

— Конечно. Читать. Когда читать нечего, приходится писать самой, чтобы потом, за неимением лучшего, читать написанное.

— А тогда какой смысл в переводе?

— Для меня — деньги, свобода и физические упражнения на ристалище стиля.

— Но вас, наверное, кто-то благодарит…

— А разве ты благодаришь дорожных рабочих, когда едешь на машине по гладкой дороге? Нет, не только не благодарят, но порицают. Если умерла какая-то героиня из книги какого-то автора, то, значит, книга плохая, и виноват переводчик.

— Да… — дева задумалась. — Тогда, может, лучше выучиться на бухгалтера?

— Не в пример лучше, можешь и не сомневаться!
olga

Коллективизм по-российски

Коллективизм по-российски — это докучливое и бессмысленное толкание жопами на любом пространстве, без всякой иной цели, кроме толкания.

Все эгоисты, все друг друга презирают, никто никого не слушает, но при этом все ко всем лезут, пытаясь от них добиться бесплатного решения своих проблем.

Я — чемпион среди россиян по эгоизму, но, в отличие от соотечественников, никого ни о чём не прошу, не хватаю никого за пуговицы, никому не докучаю, равнодушна к чужим успехам и провалам, конкурирую исключительно с самой собой, отгородившись от этой страны советов стеной безразличия.

Называется ли этой социопатией и мизантропией?

Нет, всего лишь гигиеной.
olga

«Депрессия»

Вот, говорят, «депрессия — болезнь нашего времени». Решительно не понимаю. Болезнь нашего времени — безделье, которое и называют модным словом «депрессия». Крестьяне не знали депрессии, хотя и отчаивались от того, что их тяжёлые труды не позволяют им выбраться из бедности. Они просто умирали, обессилев от непосильных трудов, но, даже и умирая, что-то делали, хотя бы плели лапти.

Единственный «труд» человека нашего времени, не считая бессмысленного сидения в офисе и нудного подсчёта чужих капиталов, — это бесконечное зырение на чужую жизнь посредством телевизора и социальных сетей. От вида чужих особняков, яхт, длинных ног и сверкающих зубов у них рябит в глазах и развивается «депрессия».

От этой «депрессии» бы — палкой по хребтине.

Но нельзя. Гуманизм, туды его в качель. И эту человеческую плесень холят и лелеют.

А зачем, спрашивается?
olga

О порочном романтизме русских женщин

— В России девушки и женщины очень романтичные, — сказал мне молодой парень, сын моего итальянского издателя, которого отец ненадолго прислал в Россию, попрактиковаться в русском языке, хотя этот бамбино, судя по всему, практикуется в чём-то совсем другом. Хотя, надо сказать, и по-русски он болтает совсем не плохо. Чисто музыкальная память, наработанная столетиями.

— А итальянки — не романтичные? — спрашиваю я.

— Самые корыстные на свете. Ей говоришь комплимент — а она сразу: «А как у тебя с недвижимостью, с банковским счётом?»

— Правильно спрашивает, — отвечаю. — А на что она будет жить в браке? На комплименты? На анекдоты? Русские женщины в этом смысле — несколько, как бы это сказать, душевно отсталые, полагая, что комплименты, анекдоты и взгляд дрессированного спаниэля, умело демонстрируемый мнимым влюблённым, потом как-то сами собой трансформируются в сумки с продуктами, в крышу над головой и в оплату медицинских услуг. Увы, мнимый влюблённый, едва получив вожделенные квадратные аршины очередной мадам Грицацуевой, быстро возвращается в свою привычную стихию эгоиста и потребителя, не отказывающего себе в дорогих напитках (за счёт жены, разумеется), а от рака или порока сердца рекомендует лечиться корой дуба.

— Русские мужчины — эгоисты и потребители?

— В значительной части. Но виноваты в этом сами женщины, их порочное романтическое воспитание. И чем скорее они освободятся от его деструктивных традиций — тем будет лучше и для них самих, и для общества в целом.
olga

Эгоистичная скотина

Основная проблема современного российского общества и «россиянина» вообще — в непонимании. В частности, мусорная проблема никогда не будет решена до тех пор, пока он не ликвидирует мусор в своей голове. А мозги засраны абсолютно у всех, снизу доверху и наоборот. Даже если молодой хипстер гордится тем, что он не смотрит телевизор, его голова загажена не меньше, чем у старого запутинца.

Проблема в том, что ни молодые, ни старые россияне, ни либералы, ни консерваторы, не понимают, что после повсеместного падения монархий (в своё время — грандиозной объединяющей и мобилизующей силы) общество утратило свою вертикальную иерархичность. Каждый сам за себя. Человек человеку волк. Никто не даст нам избавленья — кроме самих себя. Прежде всего — индивидуально. Во вторую очередь — на основе добровольной кооперации для решения позитивных задач.

Чёрт, но им всё равно нужен какой-то верховный дядька. Одним — Путин, другим — его бес-пересмешник, Навальный. «У нас свалка, Путин, батюшка, помоги». И свалка из Балашихи перемещается в Волоколамск. Балашихинским становится хорошо, волоколамским — плохо. Теперь протестует уже Коломенский район, и, чувствую, это говно будут перебрасывать из района в район до морковкина заговенья, утихомиривая один район и воспламеняя другой. Ради того, чтобы «мои дети» не дышали смрадом, волоколамский хрякообразный мужик будет засосывать очки в жопу местному начальнику, но с удовольствием наймётся работать на мусоровоз, возящий ядовитое говно в соседний район, где нет его детей. Понимаете, да?

Россиянин не хочет решать общих проблем конструктивно и сообща. Именно поэтому он, на низовом уровне, ничем не отличается от Путина, за которого он голосовал, как правило, без всякого принуждения. Потому что он точно такая же злобная эгоистичная скотина. Разница — лишь в масштабе полномочий. Балашихинскую свалку переносят в Волоколамск лишь по одному тихому слову Путина, но волоколамскому автохтону нужно засунуть в тысячу жоп тысячу очков — но он всё равно ничего не решит. Почему? Потому что он точно такая же эгоистичная скотина, как его верховный начальник, инаугурацию которого он, захлёбываясь от восторга и задыхаясь от свалочных газов, будет совсем скоро смотреть под свой любимый пивасик.
olga

Белое знамя либеральной нравственности

В отличие от Касьяна Касьяновича, скомпрометировавшего себя историей с сетчатыми чулками, неприсоединившийся Зяма был незамечен в публичных секс-скандалах и высоко нёс своё белое знамя либеральной нравственности и бескорыстной гражданственности — при том, что никто не знал, в чём именно заключалась программа «Лимона».

— Мы против тирании и за свободное развитие личности, — говорил он, и это всем нравилось.

— А как насчёт пожрать, насчёт работы и зарплаты? — спросил его как-то на одной из встреч случайный пролетарий.

Режиссёры на него зашикали, жеманные актрисы, в знак возмущения, приложили к носам надушенные платки.

— Мы за приоритет правовых отношений, — снизошёл Зяма до ответа пролетарию. — И за саморегулируемый рынок.

— Да пошёл ты… — сплюнул пролетарий и направился к выходу.

— Давай иди к Зюзюкину, — бросил с места кто-то из интеллигентов, провожая чужака презрительным взглядом.

Аудитория зашумела, и Зяма, в качестве миротворца, поднял руки ладонями вперёд, безмолвно донося до своих сторонников ту мысль, что в этой стране, к сожалению, ещё слишком много шариковых, но вот когда «Лимон» придёт к власти…
olga

Их нравы, или Тяжёлая психологическая формация

Учитель Борис Меерсон сексуально злоупотребил ученицей Ривкой Гершович, о чём означенная Ривка сообщила социальному работнику Ольге Николаенко.

Как же у них сильно всё запущено, если приходится вовлекать в свои разборки представителей некошерных национальностей!

Как же, однако, был прав патриарх Алексий (Симанский), сказавший:

Евреи — это, конечно, ужас! Сложная, тяжёлая психологическая формация. Столько с ними проблем!