Ольга Щёлокова (regenta) wrote,
Ольга Щёлокова
regenta

Categories:

Когда на кон поставлены сундуки

В разделении Вселенской Церкви на автокефальные не было бы никакого греха, если бы не человеческое свинство. А свинство, в данном случае, — это жадность, амбиции, стремление перещеголять друг друга белыми шапками, перемеряться пиписьками и кошельками, сундуками собранных с верующих денег. Думаю, в Ватикане сейчас наблюдают за гундяевскими анафематствованиями с доброй усмешкой, в очередной раз убеждаясь в том, что делить Церковь национальными перегородками — это такой же неудачный эксперимент, как делить зоны мирового влияния на марионеточные национальные государства, суть которых, впрочем, сводится к тому же самому — мерянью бюджетными и ресурсными пиписьками.

В своё время Константин Леонтьев, наблюдая за распадом Османской империи и, соответственно, за выделением из неё национальных, так называемых «поместных», православных Церквей, усматривал в этом знак беды.

И вот теперь мы присутствуем при печальном финале этого бесцельного и бесконечного почкования, символом которого являются трясущиеся от жадности ручонки папаши Гундяева.

А анафемы, папаша, — не семечки. В старые добрые времена их налагали за серьёзные догматические отклонения. Но только где — догматика, и где — папаша Гундяев? Что ему до неё, когда на кон поставлены сундуки? Седой Кощей над златом чахнет.

…и больше ему ничем не пахнет.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author